Российский мазут пользуется большим спросом в США

0

Проблема об американо-российских отношениях в сфере энергетики оказался в центре внимания средств массовой информации после того как президент Трамп обвинил демократов Новоиспеченной Англии в том, что они покупают российскую нефть в ущерб национальным экономическим интересам. Строго говоря, это утверждение справедливо лишь в весьма узкой степени, поскольку большая часть российского экспорта в США на самом деле представляет собой казахстанскую нефть, загруженную в российские танкеры (смешение КПК).
Если говорить о нефти полностью российского происхождения, американские нефтеперерабатывающие предприятия приняли в этом году итого четыре танкера, два с нефтью Urals и два с новым арктическим сортом «Варандей». Однако, за фасадом жесткой политической риторики, Россия и Соединенные Штаты демонстрируют впечатляющие масштабы синергии, причем одним из самых ослепительных проявлений взаимовыгодного сотрудничества стали поставки мазута.
Экспорт российского мазута в США в 2017-2020 годы (тыс. баррелей в сутки)
То, что американские нефтеперерабатывающие компании охотно покупают российский мазут – отнюдь не новоиспеченная история. Поставки подобного рода осуществлялись еще в 2013 и 2014 годах, хотя и носили спорадический характер. Обоесторонняя торговля мазутом резко выросла в начале 2018 года на фоне двух важных событий: во-первых, сокращения добычи в рамках договоренности ОПЕК+, которое вынудило ближневосточных производителей снизить объем экспорта более тяжелой и высокосернистой нефти, а во-вторых – ужесточения американских санкций в касательстве Венесуэлы и Ирана. Все это привело к дефициту поставок для нефтеперерабатывающих предприятий на побережье Мексиканского залива, не говоря уж об ощутимом росте цен на тяжкую высокосернистую нефть. Российский мазут, напротив, не очень высоко ценится, учитывая повышенное содержание серы, и является размашисто доступным, в то время как традиционные поставки из Европы иссякают.
Нефтеперерабатывающие заводы на побережье Мексиканского залива также могли бы изготовлять огромное количество мазута, если бы они не были столь современными и передовыми. С другой стороны, Россия традиционно мучается от ощутимого несоответствия между первичными и вторичными нефтеперерабатывающими мощностями. При нормальных обстоятельствах большинство устаревших заводов первичной переработки исподволь вымерли бы, но российское правительство ввело особый режим налогообложения углеводородов, который позволил сохранить гигантские первичные нефтеперерабатывающие мощности. Экспортный налог на тяжкие нефтепродукты был привязан к цене сырой нефти, и налоговая ставка составляла 22,4 процента, что в три раза ниже предельной налоговой ставки на влажную нефть. Очевидно, что изначально это должно было сделано исходя из предположения, что цены на нефть останутся в долгосрочной перспективе ниже 50 долларов за баррель. С острым ростом цен на нефть во второй половине нулевых годов мазут вступил в свою золотую эпоху.
Эта безмятежная существование должна была в какой-то момент обязательно завершиться. Так и случилось: золотая пора завершилась почти в одночасье с падением цен в 2014-2015 годах и предпринятым российскими волями пересмотром системы налогообложения нефтедобычи, который часто называют новым налоговым маневром.
Интересно, что большая доля российского мазута производится на нескольких небольших нефтеперерабатывающих заводах на северо-западе России. Только Киришский завод в Ленинградской районы (Киришинефтеоргсинтез) производит 6-7 миллионов тонн мазута в год, что составляет почти шестую часть общего объема производства этого нефтепродукта в России. С течением поре маршруты поставки российского мазута существенно изменились. До 2015 года порты в странах Балтии, такие как Вентспилс, Таллин и Рига, бывальщины загружены устойчивым потоком от крупнейших производителей, однако к настоящему времени большая часть этих каналов перекрыта, причем не лишь из-за сложной логистики, но и по той причине, что российское правительство активно продвигает (едва ли не в принудительном порядке) «более неопасные» внутренние маршруты поставок.
В 2019 году российские нефтеперерабатывающие заводы  произвели в общей сложности 285 миллионов тонн нефтепродуктов, в том числе 47,3 миллиона тонн мазута. Из них лишь чуть немало 4 миллионов тонн осталось в России для внутреннего потребления, в то время как 43 миллиона тонн пошло на экспорт. О возрастающей роли базара США в структуре экспорта российского мазута говорит тот факт, что в 2019 году поставки удвоились по сравнению с предыдущим годом и составили в всеобщей сложности 12,6 миллиона тонн, то есть почти 30 процентов от общего объема экспорта. Подавляющее большинство российского мазута доставляется в США сквозь Атлантический океан. В то время как через дальневосточные порты, такие как Ванино и Находка, было отправлено всего 7 танкеров, какие доставили мазут в штаты Калифорния и Вашингтон, через Атлантику в Соединенные Штаты пришли в течение года 110 танкеров.
Если оценивать перспективы торговли мазутом между двумя краями, следует отметить, что вероятность скорого завершения этого американо-российского «мазутного романа» довольно мала. Судя по объемам нынешнего года, Соединенные Штаты будут еще будет долго оставаться главным рынком сбыта российского мазута, опережая Нидерланды, которые закупают 9-10 миллионов тонн в год. Являясь одновременно сырьем для производства топлива и для замедленного коксования, российский мазут вытеснил недостающие объемы поставок из Венесуэлы и будет мастерить это впредь, если в Латинской Америке не появится еще один крупный производитель тяжелой высокосернистой нефти.
Поделиться…0

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *