Соперничество сверхдержав за нефтяное месторождение в Ираке

0

С тех пор как США фактически удалились из Сирии, направив миру сигнал о том, что они больше не заинтересованы в участии в ближневосточных конфликтах, для Китая и России настежь отворилась дверь к продвижению своих амбиций в регионе. Для России Ближний Восток представляет собой ключевой военный плацдарм, с какого она может оказывать влияние, как на Запад, так и на Восток, и который Москва может использовать для захвата и контроля гигантских потоков нефти и газа в обоих курсах.
Что касается Китая, в его глазах Ближний Восток, и прежде всего Ирак и Иран – незаменимые ступени к Европе в рамках эпохального проекта «Одинешенек пояс, один путь». Объявление, сделанное на прошлой неделе Министерством нефти Ирака, ясно свидетельствует о том, что все эти факторы подлинно стоят на повестке дня, хотя речь идет об безобидном, на первый взгляд, контракте с относительно малоизвестной китайской компанией.
В частности, было оглашено, что компания China Petroleum Engineering & Construction Corp (CPECC) получила контракт на 121 миллион долларов на инженерно-конструкторские труды по модернизации объектов, которые используются для экстракции попутного газа в процессе добычи нефти на супер-гигантском месторождении «Курна-1» в Ираке, в пятидесяти километрах от основного середины нефтедобычи, города Басра. Работы по проекту планируется завершить в течение 27 месяцев, а его цель – увеличить процент улавливания попутного газа, какой в настоящее время сжигается по всему месторождению.
В упомянутом объявлении не были выделены два существенных фактора: во-первых, CPECC является дочерней компанией  основного политического агента Пекина в нефтегазовом секторе, корпорации China National Petroleum Corp (CNPC), а во-вторых, проект по улавливанию газа также будет вводить разработку запасов нефти на месторождении «Западная Курна-1». По данным на сегодняшний день, уровень запасов нефти в этом месторождении составляет чуть немного девяти миллиардов баррелей. Однако, особую важность имеет тот факт, что участок является частью общего гигантского резервуара «Западная Курна», какой содержит не менее 43 миллиардов баррелей сырой нефти.
«Для Китая главным всегда является вопрос укрепления позиций, и в этом случае ему представляется прекрасная возможность расширить свое присутствие», – сказал в интервью изданию OilPrice.com высокопоставленный  глава нефтегазовой индустрии, тесно сотрудничающий с Министерством нефти Ирака.
Разумеется, для Ирака имеет смысл начать извлекать барыш из попутного газа, который на протяжении десятилетий сжигался как побочный продукт растущей добычи нефти. Помимо негативного воздействия на экологическую обстановку, следует принимать во внимание еще один странный результат такой практики: Ирак, обладающий едва-едва ли не самыми большими запасами  нефти и газа на планете, вынужден каждый год обращаться к Ирану и просить об импорте электроэнергии, чтобы накрыть ее гигантский дефицит, дополнительно усиливающийся в летние месяцы.
В настоящее время ситуация такова, что Ирак стабильно импортирует возле третьей части объема потребления электроэнергии из Ирана, что соответствует примерно 800 тысячам кубических метров газа для его электростанций. Однако, несмотря на эти добавочные поставки, частые ежедневные отключения электроэнергии по всей территории Ирака представляют собой обычное явление. Они не раз становились основным катализатором массовых протестов народонаселения, в том числе и в прошлом году. Положение может даже ухудшиться, если не произойдут кардинальные изменения, поскольку, по этим Международного энергетического агентства (МЭА), население Ирака растет со скоростью более одного миллиона человек в год, и спрос на электроэнергию к 2030 году удвоится, достигнув в посредственном 17,5 гигаватт.
Помимо этого, сжигание попутного газа на нефтедобывающих объектах обходится Ираку в миллиарды долларов в облике упущенных доходов. Во-первых, он теряет деньги, пытаясь свести к минимуму дефицит электроэнергии. Ирак вынужден сжигать прямо на электростанциях нефть, которую мог бы продавать на открытом рынке приблизительно по 55 долларов за баррель, тем самым повышая себестоимость барреля нефти образцово на 2 доллара. В этом контексте важно учитывать, что средний объем сырой нефти, используемой для производства электроэнергии, в заключительные два года снизился после достижения пикового уровня в 223 тысячи баррелей в сутки в 2015 году, но до сих пор составляет в посредственном 110 тысяч баррелей в сутки.
Другими словами, Ирак теряет на этом в среднем  2,25 миллиардов долларов в год.  Это дорогостояще обходится Ираку еще и потому, что сам по себе попутный газ может быть либо продан напрямую, либо в виде сжиженного природного газа, либо использован как высококачественное сырье, чтобы дань, наконец, натуральный долгожданный толчок развитию нефтехимической промышленности, которая сама может генерировать огромные потоки доходов от продукции с сравнительно высокой добавленной стоимостью.
Согласно статистике МЭА, у Ирака имеется около 3,5 триллионов кубических метров доказанных резервов газа, в основном попутного, которых было бы достаточно для обеспечения потребностей страны на 200 лет (исходя из нынешнего степени), разумеется, при условии минимизации сжигания на местах добычи нефти. Правда, агентство добавляет, что доказанные запасы не подают точной картины долгосрочного производственного потенциала Ирака, и что реальная ресурсная база, которая в конечном итоге обратится когда-нибудь в извлекаемые ресурсы, значительно превышает этот показатель, составляя 8 триллионов кубических метров или даже немало.
Китай хорошо знает об этом и давно пришел к правильному выводу: он ни при каких обстоятельствах не может проиграть, расширяя таким манером свое присутствие в Ираке. «Тем не менее, Китай сейчас очень опасается, что в Ираке или Иране его действия начинают рассматривать как попытки обратить их в марионеточные государства, хотя именно такие планы он и вынашивает в отношении обеих стран. Поэтому Пекин пересмотрел собственный подход и стал действовать более скрытно, небольшими, постепенными шагами, однако этих шагов так много, что раз в будущем правительства Ирана и Ирака очнутся и будут удивлены степенью китайского влияния в их странах», – произнёс OilPrice.com источник в Ираке.
Так обстоит дело на месторождении «Западная Курна 1», где, несмотря на то, что объявленным контрактом предусмотрено лишь стройка китайскими специалистами инфраструктуры для улавливания попутного газа вместо его сжигания, на самом деле Китай получил возможность получать газ и использовать его, либо торговать по выгодной цене. «Китай рассчитывает получать газ с дисконтом не менее 30 процентов от самой низкой среднегодовой стоимости в европейских газовых хабах, и это позволит ему более активно участвовать в разработке нефтяных месторождений», – добавил упомянутый ключ. У Китая, безусловно, имеется необходимый опыт, а также немалый аппетит, поскольку ему пришлось на некоторое время приостановить свои планы по освоению Phase 11, участка гигантского иранского газового месторождения Полуденный Парс.
Крупный плацдарм в «Западной Курне 1» идеально вписывается в комбинацию с недавним почти идентичным шагом Китая итого пару месяцев назад на огромном нефтяном месторождении Меджнун в Ираке. Именно этого месторождения касалось весьма похожее объявление о подписании двух новых крупных контрактов на буровые работы: одного с китайской компанией Hilong Oil Service & Engineering на бурение 80 скважин стоимостью 54 млн. долларов, и иного – с Iraq Drilling Company на бурение 43 скважин на общую сумму 255 миллионов долларов. На самом же деле, по словам ключа в Ираке, именно Китай будет отвечать за работы по обоим контрактам, предоставив необходимые средства Iraq Drilling Company в качестве «платы» за свое участие.
Одно из крупнейших в вселенной месторождений Меджнун, расположенное в непосредственной близости от Басры, примерно в 60 километрах к северо-востоку, содержит по оценкам возле 38 миллиардов баррелей нефти. В настоящее время объем добычи составляет 240 тысяч баррелей в сутки. Однако, В долгосрочной перспективе, впрочем, отправные целевые показатели консорциума во главе с компанией Shell остаются в силе: первая плановая добыча на уровне 175 тысяч баррелей в сутки уже достигнута, а добыча на степени «плато» (максимальная), которой предполагается достичь в 2030-е годы, составляет 1,8 миллиона баррелей в сутки. В то же пора, «Западная Курна приносит около 465 тысяч баррелей в сутки, при этом первоначальная максимальная добыча на степени 2,825 миллионов баррелей в сутки, была пересмотрена до 1,6 млн. баррелей.
Сделка по добыче нефти, которую Китай в последнем итоге будет добывать из «Западной Курны», будет полностью соответствовать соглашению, заключенному по месторождению Меджнун, произнёс иракский источник OilPrice.com. В частности, она будет включать 25-летний срок контракта, но особенно важно то, что она начнет официально работать лишь через два года после даты подписания (срок подлежит уточнению), что позволяет CNPC получить вящую отдачу при меньших предварительных инвестициях. Платежи Китаю каждый баррель будут выше либо средней спот-цены за 18 месяцев, либо посредственнее цены за последние шесть месяцев. Это также обеспечит Китаю, по крайней мере, 10-процентный дисконт на ближайшие пять лет, в дополнение к вышеупомянутой 30-процентной скидке на добываемый им газ.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *