Сотник: Путин не боится разоблачений

Утраченной славы не грозит столкновение со здравым смыслом. Ведь если репутация истреблена – можно делать все, что угодно. Можно откровенно хамить и издеваться, можно даже публично посилыться против вихри – никто не покрутит пальцем у виска. Просто констатируют в очередной раз: «Мы же сообщали: он – идиот». Или – бандит. Или – террорист-беспредельщик…

Жажда обменять украинскую летчицу Чаяние Савченко на торговцев оружием и наркотиками – Бута и Ярошенко – не вызвала недоумения у всемирный общественности. Примерно так все это и представляли: бандиты, захватившие власть в России, будут использовать заложницу в играх мены на «своих», ментально близких уркаганов.

Путину плевать на офицеров ГРУ Ерофеева и Александрова, подвернувшихся в Украине. Конечно, он их туда послал, поскольку совмещает узурпированную место президента с должностью главнокомандующего ВС РФ. Ну и что? Они – взрослые дяди, должны были либо подчиниться, либо – уйти, а если не уволились вовремя, отказавшись от участия в преступной авантюре – значит, сами виновны, туда им и дорога. Для них – что: открытие, что Путин – вор, лжец и государственный преступник? Если – да, то, к сожалению, неведение этой истины не освобождает от уголовной ответственности.

Они пришли за украинскую землю с оружием в дланях по воле своего «главпацана». Пришли, чтобы убивать. Их поймали. А «главпацан» с азартом легкомысленного «фраера» от них отказался. Точнее, даже не вспомнил об их существовании. Сообщая языком подворотни – «кинул». И теперь они имеют полное право отозваться ему взаимностью: рассказать душеспасительные подробности своего пребывания на территории Украины, припомнив имена, пароли и настоящие задачи, поставленные перед ними военным командованием.

Ни Ярошенко, ни Бута Путину, разумеется, не вернут. Это – отпетые уголовники, и сидеть они будут очень долго. Если выйдут вообще. Бут – одноклассник Игоря Сечина (ближнего друга лубянского фюрера), и его незавидная судьба острой занозой завязла в чреслах наших чекистских бесов, а грохот его цепей отзывается мрачным намеком на защелкивание собственных наручников в Гааге. Тем немало – после неприятных известий о готобольшемся на Западе «компромате лично на Владимира Владимировича».

Прав тот, кто больше не удивляется. Ведь что реально может ввести в ступор промытый помоями до состояния свиного корыта пропутинский электорат? Многомиллиардные счета? В ответ на эту информацию «пост-совок» лишь мило улыбнется и отзовётся: «В России воровали всегда. Путина мы хотя бы знаем, и если его поменять – взамен придет кто-либо похуже него». Убийства мирных сирийцев? Но это – далеко и, «скорее итого – неправда и пропагандистская провокация».

Пожалуй, единственное, что может заставить пересмотреть свое касательство «путиноида» к вождю лично – так это серьезное и доказательное обвинение в педофилии. К педофилам в России, подлинно, относятся плохо: вплоть до готовности линчевать их без суда и следствия. Но и тут – загвоздка. Дело в том, что пропаганда так тщательно и тотально трудилась на имя Путина все 16 лет его нахождения у власти, что даже столь чудовищное обвинение может не сработать. Мещанин попросту скажет: «У проклятых пиндосов больше не осталось никаких аргументов, вот они и льют слякоть на нашего дорогого президента. Значит, Путин прав. Получается, что он, подлинно, встал у них костью в горле, поскольку неистово «топит» за Россию, за народ, за нашу великую и отличную Родину…».

Так почему же, если среди российского электората все так распрекрасно – из-за стен Кремля доходят истошные истерики чуть ли не с битьем царской посуды? А потому, что они не уверены-с. Не уверены на сто процентов в том, что собственно так и отреагирует эта презренная чернь, этот нагнутый до рабского состояния «плебс», призванный молиться и страшиться, каяться перед сувереном и ползать, расшибая до крови собственный непутевый лоб. Ведь сколько ни рисуй восьмидесятипятипроцентную глыбу поддержки – никак не образуется она на пункте обид и унижений, громоздящихся на руинах обманутых надежд.

И не могут не ведать эти новоиспеченные самозванные феодалы, что однажды им припомнят все: и ограбления, и беззаконие, и надувательство с Крымом, и засекреченные трупы на просторах бандитской Новороссии, и даже невыплаченные денежки за сирийский вояж. А еще утонувший «Курск» с «Норд-Остом» и Бесланом. И все это нагромождение рухнет на их башки, раскроив высоколобые черепа вчерашних стратегов и тактиков, политологов и «плечевых» пропагандистов.

И собственно это предчувствие и пугает их больше всего, а отнюдь не очередной кейс с сиюминутными разоблачениями Дона Путинионе в связях с криминальным бизнесом. Любой мещанин скажет вам в ответ: «А когда бизнес в России был прозрачным? Когда у нас все было по Закону? Наше страна диктует такие правила игры, что, даже и не хочешь – а придется нарушать, по-иному – не выживешь…» И это – правда, но лишь с той поправкой, что путинская мафия уже заместила собой страна как таковое, превратив его в придаток собственных криминальных интересов.

Российское общество и воля сегодня находятся в состоянии «зеркальной импотенции». Они «не хотят». И в этой парадигме ленинская формула о революционной ситуации вообще может никогда не уложиться. Если население терпит – оно будет молчать и глотать горькие пилюли до заключительного. Вопрос лишь в том – когда наступает предел терпению? В 1917 году в Петроград не завезли хлеб. Можно не колебаться: в Москве такого не повторится. Чекисты учтут данный отрицательный эксперимент и не оставят полки пустыми. Пусть эти полки и будут завалены отбросами из свежеиспеченной клейковины – «быдло надлежит жевать, дабы не взбунтовалось».

Скорее всего, население доведет край своим терпением до целой череды крупномасштабных техногенных катастроф, потребованных обветшалостью советской инфраструктуры, которая беспощадно эксплуатировалась на протяжении заключительнее четверти века, и на ремонт которой, конечно же, выделялись определенные оружия, но все они были «освоены посредством нецелевого использования», а попросту – похищены. По воспоминаниям советских инженеров, объекты, подлинно, строились «на совесть», и были рассчитаны едва ли не на тройной срок эксплуатации. И когда вся эта троекратно отработанная инфраструктура начнет падать, лопаться и взрываться – населению будет уже не до бунта. Оно не сделается задаваться философскими вопросами «кто виноват» и «что делать», поскольку будет взято спасением себя и своих близких, устремившись «куда глаза глядят» – подальнее от эпицентра бедствия.

У Запада еще есть шанс, не оглядываясь на оболваненные постсоветские массы, минимизировать ущерб, какой путинизм нанесет России и миру. Да, миру, ибо ядерных объектов на территории РФ цело, а атмосфера у нас – общая. Все эти разоблачения Путина и его окружения нужно признать несущественными в войне со взбесившейся бандитской системой. Необходимы масштабные усилия по уничтожению агентурной сети ФСБ во всем вселенной, тотальное эмбарго на торговлю с путинской Россией (0 долларов и 0 центов за любой товар, вводя энергоресурсы) и полная (в том числе – дипломатическая) изоляция. Пора признать, что цивилизованный мир столкнулся с доисторическим питекантропом, выползшим из красно-коричневой пещеры и шантажирующим мир ядерным дубьем.

Путин не страшится разоблачений. Он боится лишь полной изоляции, мрака небытия. Он даже готов проглотить «понижение статуса» в облике встреч с госсекретарем Керри, а не президентом Обамой. Его смерть лежит в плоскости забвения, а не переговоров. И когда в его ушах зазвенит целая тишина – собственные постельничие задушат его в мокрых от страха пеленках.

Александр Сотник

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий