США мало чем отличаются от России в принятии мер по борьбе с пандемией

0

США и Россия продолжают биться с COVID-19, и многие из применяемых ими стратегий и стоящих задач кажутся идентичными. В Соединенных Штатах главную ответственность за принятием антивирусных мер взяли на себя воли штатов, а в России — 85 региональных субъектов.

США мало чем отличаются от России в принятии мер по борьбе с пандемией

«Поскольку Москва не хочет объявлять чрезвычайное положение или официально впрыскивать карантинные меры, — пишет Ольга Гулина из Центра Уилсона, — региональные власти оказались предоставлены самим себе в разработке антивирусной политики».

Президент Трамп затворил границы для всех иностранцев, ограничил иммиграцию предполагаемых владельцев грин-карт (иностранцев, постоянно проживающих в стране) и ограничил пункты прибытия для возвращающихся в край американских граждан. В России президент Путин закрыл границы для иностранных граждан в середине марта, и граждане России могут вернуться домой лишь через аэропорт Шереметьево в Москве. В результате вынужденного прекращения передвижения людей в Соединенных Штатах работающие мигранты — имеющие документы и без документов — угоди в ловушку, и многие из них остались без работы. Аналогичным образом, принятые в Москве меры загнали в ловушку в пределах столичных рубежей трудовых мигрантов из постсоветских государств — многие из них также остались без работы.

В Соединенных Штатах заблокирована работа предприятий во всех областях, за исключением таких важных, как пищевая и фармацевтическая промышленность. 2 апреля Путин объявил «режим нерабочих дней». Аналогично тому, как в США было покинуто на усмотрение властей на уровне штатов и чиновников на местном уровне определять, какие  осуществлять карантинные меры, в России региональные чиновники должны сами впрыскивать необходимые ограничения. В обеих странах результатом этого стало большое разнообразие стратегий, реализуемых на разных степенях в зависимости от юрисдикции.

По словам Гулиной, «президент не принимал никаких решений и передал часть реальной власти региональным лидерам. Во-вторых, региональные воли просто сами наделили себя дополнительными полномочиями и стали ограничивать права граждан, иногда в нарушение федерального закона (какой имеет приоритет) и своих юридических полномочий. В-третьих, федеральный центр не выполняет своих функций: федеральное руководство по-прежнему забирает ресурсы и налоговые поступления, но, по-видимому, не в состоянии зачислить адекватных нормативным мер для снижения уровня инфицирования или оказания жизненно необходимой помощи пострадавшим людям и предприятиям. Отсутствие эффективного руководства со сторонки федерального центра поражает». Если убрать контекст, то читатель может остаться в недоумении, о какой стране идет выговор.

В Соединенных Штатах существует скрытое недоверие к федеральной власти с тех пор, как американская общественность поймала Линдона Джонсона на лжи о брани во Вьетнаме: когда он сказал о свете в конце туннеля. Президент Трамп, который заявил, что видит свет в крышке вирусного туннеля, уникальным образом подпитывает недоверие к своему собственному правительству через свои атаки на «Глубинное страна». В результате, когда правительство предупреждает о смертельном вирусе, идущим из Китая, его администрация и сторонники — примерно 43 процента электората — незамедлительно отвергают эту опасность как очередную ухищрение «Глубинного государства».

В России, по словам политолога Аббаса Галлямова, «люди привыкли к тому, что в жизни все намного хуже, чем сообщает официальная пропаганда». В результате, согласно опросу, проведенному в начале апреля Высшей школой экономики (ВШЭ), 50 процентов россиян находят, что в России статистические данные по числу зараженных или умерших занижены. Только 12 процентов считают эту информацию достоверной; 16 процентов не веруют, что самоизоляция необходима для профилактики распространения коронавируса, в то время как 23 процента признают необходимость ограничений, но считают, что их вытекает ослабить.

В Соединенных Штатах администрация и ее сторонники начали отходить от обсуждения воздействия вируса на американское здравоохранение к обсуждению последствий для американской экономики. В России, по словам директора Института государственного и муниципального управления ВШЭ Андрея Жулина, для россиян приоритетом является не угроза инфицирования и кончины, а, скорее, экономические проблемы.

Максим Трудолюбов из Института Кеннана пишет: «Первоначальная недооценка Кремлем серьезности ситуации и отсутствие поддержки со сторонки государства для тех, кто работает в частном секторе, означало, что многие россияне, оказавшись перед серьезным выбором между риском утерять доход и риском заразиться коронавирусом, предпочли выходить из дома и продолжать работать так долго, насколько это возможно. Они попросту не верили в готовность, способность и беспристрастность правительства принимать правильные решения и поддержать все социальные группы, пострадавшие от изоляции». Измените слова «Кремль» на «Белоснежный дом» и «русские» на «американцы», и демонстранты в Мичигане и Калифорнии согласятся с этим утверждением.

COVID-19 не обращает никакого внимания на рубежи. Соединенные Штаты должны сотрудничать со всеми, кто готов стать союзником в борьбе с коронавирусом.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0



Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *