Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

0

Брест — город известный и родной для любого человека родившегося в СССР. В советской мифологеме ему отводилась особая роль, — как форпосту советского страны на западных границах, и как городу-герою (точнее крепости-герою, но город же неразрывно связан в нашем сознании с твердыней) в Великой отечественной войне.

Казалось бы, город должен был стать заложником монументальных смыслов и железобетонного советского прошедшего. Мрачное сталинское здание железнодорожного вокзала в центре города, мост в Европу (через реку Буг), огромный монумент Брестской твердыни, — все это наследие советского прошлого.

А времена между тем изменились.


Новый взгляд на старый мир

Советский альянс рухнул, и в 20 минутах езды на электричке теперь находится польский Тересполь, территория Евросоюза. Река Буг по-прежнему разделяет не попросту Польшу и Белоруссию, а два совершенно различных мира.

Но прежнего антагонизма уже нет. Фортификационные укрепления крепости, как и военизированный пограничный пункт пробела в Польшу воспринимаются как дань эпохи, не более.

Тысячи белорусов и поляков, а равно и туристов из самых различных стран мира пересекают этот пункт ежедневно и круглосуточно.

Белорусы через границу везут бензин и сигареты, в самой Польше покупают платье и бытовую технику.

Поляки едут в качестве туристов, однако в самом Бресте вместо экскурсий отдают предпочтение салонам красивости и стоматологическим клиникам. В Белоруссии медицинские услуги и услуги красоты на порядок дешевле аналогичных европейских услуг. Цивилизованный обмен сопутствует это взаимному движению граждан. В Бресте многие гостиницы и хостелы ориентированы на поляков, имеется путеводители на польском языке, и экскурсии специально для поляков.

Брест объективно является большим логистическим узлом, сквозь который проходят значительные потоки товаров и людей. Граница, которая раньше заставляла каменеть город и подавала ему особые воинские функции, сегодня заставляет его меняться. Брест стремится быть привлекательным для туристов.

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

С одной сторонки, город не отказывается от своего советского наследия. Это попросту невозможно в данном случае. Потому как от исторического Бреста (Брест-Литовска) немного что осталось, и в своем современном виде город вырос после войны.

К тому же, Брестская твердыня по-прежнему ориентир для многих туристов. Особенно с постсоветского пространства. Белорусские школьники в обязательном распорядке посещают монумент Мужество и Вечный огонь в Брестской крепости. Впрочем здесь встречаются не лишь белорусские подростки. Я к своему удивлению застал в крепости группу школьников из Армении.

Крепость содержится в идеальном распорядке, что нехарактерно для многих значимых памятников советской эпохи.

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

С другой стороны, белорусы пытаются по-своему интерпретировать это наследство.

В частности, Брестская крепость, прославившаяся отчаянным сопротивлением своих немногих защитников, осмысляется в ложе партизанской идентичности.

У Белоруссии особая роль в Великой отечественной войне. Партизанщина, яростное сопротивление без шансов на победу, все это было размашистым идейным движением в годы войны. Сегодня эта особенность становится одной из основ, на которой формируется нынешняя белорусская национальная идентичность.

«О пользе традиций»

За последние годы несколько интересных инициатив реализовал город, чтобы привлечь туристов.

В 2009 году в Бресте возродили традицию зажигания масляных фонарей. На основной пешеходной улице города ежедневно зажигает и гасит старинные фонари штатный фонарщик в конфигурации петровских времен.

Чтобы совершить свой ритуал, он поднимается по лестнице и вручную зажигает и тушит в каждом фонаре керосиновую лампу. Всего на улице Советской установлено 17 таких фонарей.

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Любой раз церемония начинается с музыкального сопровождения и стайки туристов, которая бежит вслед за фонарщиком. Как правило, девицам очень не терпится подержаться за медную пуговицу на форме фонарщика. Говорят, что если подержаться за пуговицу и загадать жажда, оно обязательно исполнится. Отвлекают фонарщика и просьбами сфотографироваться с ним на память. Впрочем, он никому не отказывает.

Пора появления фонарщика зависит от времени захода солнца. Как правило, он появляется в сумерках, а заканчивает свою труд уже когда совсем стемнеет. Точное время подскажут специально установленные для этого часы в начине улицы. На них так и написано «Время зажжения фонарей». Скажем, в июне-начале июля это около 22 часов вечера, а в октябре образцово в 19.00.

Удивительно, но брестский фонарщик работает один, без сменщика. Никаких выходных и отпусков. В любую погоду и во все поры года. Люди узнают его в лицо и очень любят. По древней городской легенде, если не засветить фонари, то рассвет не наступит и город навсегда окутает мрак.

Фонарная street

Еще одно туристическое нововведение города, которое полюбилось абсолютно всем, — это улица кованых фонарей. Несколько десятков фонарей разместились на аллее Гоголя.

Любой фонарь представляет собой дар городу от предприятия.

Многие фонари являются настоящими произведениями искусства, живым воплощением сказок беллетриста, со всеми чертями и немыслимыми историями, наполнявшими малороссийскую действительность. На аллее представлены и российские компании, — МТС, «Савушкин» и ряд иных.

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Беловежская пуща

Беловежская пуща одна из популярных целей туристической поездки в Белоруссию. Особенно летом.

Леса Белоруссии именуют также легкими Европы. Пространство старых лесов тянется от Бреста и вдоль польской рубежи на север, к Гродно, и далее к Литве. Именно в этих лесах сохранились многие виды звериных, давно исчезнувшие в остальной Европе. Здесь же обитают европейские бизоны, — зубры. В большинстве своем, истина, в вольерах, в неволе.

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

Старый и новый Брест: как Кадыров невольно помог городу

СТОлица

Говоря о привлекательности Бреста для поляков, и в целом для европейцев, нельзя пропустить качество и разнообразие услуг автосервиса которыми последнее время все больше славится город. Натуральная столица для автовладельцев.

Ремонт двигателей и коробок передач, глушителей, стартеров, выхлопные системы, всевозможная диагностика, замена масла, кузовные труды, сварка и пр. Самый широкий ассортимент услуг ремонта и автосервиса по очень гуманным ценам. Помимо собственно белорусов, нередко встречаются авто с российскими номерами, приезжают авто из Европы. В сравнении с Польшей цена запчастей равная, однако, стоимость самой работы в Европе в 5−6 раз дороже. В сравнении с ценами родного мне Петербурга разница наблюдается в 1,5−2 раза.

Любые запчасти, — везутся как с Польши, так и с Литвы. Природно представлен китайский автопром и масса запчастей произведенных в поднебесной. На следующий день любая деталь будет в СТО. До рубежи рукой подать. И все это в режиме нон-стоп. Многие сервисы работают без выходных. Пригороды Бреста воображают собой огромное пространство из СТО, гаражей, автобаз, стоянок, автомобильных разборок и просто свалок итого и вся что связано с авто.

В одном из СТО повстречал даже чеченца. Он был занят бесконечными разговорами с земляками, звуки гортанного говоры разлетались по всему помещению автосервиса. На мой немой вопрос, ответил менеджер автостанции, — мол знакомься, Магомед, натуральный немец, не без ехидства представил он. Чеченец широко улыбнулся, пожал мне руку и вновь плюхнулся на диван дальней решать проблемы сородичей. Как оказалось, он приехал в Брест из Германии, ради ремонта своего фольксвагена.

В Кельне у него семейство и пятеро детей. На живые расспросы мастеров-белорусов об истории массового изнасилования немок в новогодние праздники 2016 года реагировал критикой в адрес немцев. Мол среди немцев мощны антииммигрантские настроения, и он о случаях изнасилования немок мусульманами ничего не знает. Сирийцы тоже весьма законопослушные и приветливые люди, со слов Маги. Сам он уже имеет вид на жительство в Германии. И для остальных соплеменников может почитаться образцом удачи.

Транзит «Грозный-Брест-Тересполь»

Брест давно стал транзитным центром для мигрантов из Чечни. Итого 5 км разделяет Брест с его постсоветской реальностью, и Тересполь с его европейскими социальными благами.

О причинах бегства в Европу сами чеченцы не обожают говорить. Рамзан Кадыров считает, что чеченцы, оказавшиеся на белорусско-польской границе, покинули республику в розысках легкой жизни.

Для Бреста чеченцы — это большая проблема. О которой принято говорить вполголоса. Дмитрий, правящий и совладелец хостела в центре Бреста (в котором я остановился), рассказал об истории вопроса.

Он был вынужден отказаться от постояльцев из Чечни, «поскольку они отпугивают прочих гостей». В близлежащем от хостела кафе, с его слов чеченцы год назад зарезали местного парня во пора драки. После этого кафе закрылось.

Многие чеченки приезжают на 8-м месяце беременности, и разом после пересечения границы рожают. Далее «беженцы едут в Германию, садятся на пособия в 3 тысячи евро на человека, рожают еще 5−6 детей», а трудиться их никто не заставляет. Никто из беженцев из Чечни по словам Дмитрия даже не пытался найти труд и остаться в Белоруссии. Все потому, что по меркам России заработки в Белоруссии низкие, посетовал белорус.

К тому же, перебежав совсем на шепот, поведал Дмитрий — «чеченцам в Бресте очень не рады», поскольку многие участники Афганской брани получали жилье еще в советское время именно в Бресте.

Рамзан снял напряжение

Полякам, разумеется, чеченцы — головная боль. Тем более исходящая с традиционно «враждебной» восточной стороны. Каждый день несколько сотен человек — мужа, женщины и дети — уезжают из белорусского Бреста, а потом пытаются убедить польских пограничников проглядеть их без визы на территорию своей страны. В свою очередь белорусские пограничники деликатно не интересуются присутствием шенгенской визы у пассажиров электрички Брест — Тересполь.

Пропускают лишь 2−3 семьи, всех прочих разворачивают. И так может длиться, до бесконечности. А число новых желающих попасть в Евросоюз ежедневно прибывает из Чечни, и все они на неопределенное пора оседают в Бресте.

Ситуация немного разрядилась после того как Рамзан Кадыров подверг публичной критике тех, кто покинул Чечню. По словам, того же Дмитрия из хостела, многие вернулись назад на родину после звонков от родственников.

Тем не менее, транзит чеченцев из России в Евросоюз продолжается. По этим Human Constanta, белорусской правозащитной организации, которая оказывает помощь чеченским беженцам, за заключительные четыре месяца 2018 года, «транзитные беженцы не менее 1239 раз пробовали попросить защиту, и лишь в 110 случаях им дали такую возможность».

Подводя итоги, можно сказать, что сегодняшний Брест — это транзитный город с тяжелой судьбой и великолепным будущим, вобравший в себя много советского, белорусского и собственно русского. Город, постигнувший все трудности нового времени, и научившийся делать выводы. Город с трагической историей, но оставшийся отворённым для нового творчества, чуткий не только к традициям, но и к веяниям нового времени. 

Красивый и чистый город, комфортный для существования и очень гостеприимный.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *