Суеверия: спрос и предложение

РАЗНОЕ

У любого из нас наверняка есть по крайней мере один знакомый, какой смотрится в зеркало, если, выйдя из дома, вынужден за чем-либо вернуться назад. Вполне вероятно, некоторые из нас и сами так поступали хотя бы раз в существования. Путешествуя по какой-нибудь из азиатских стран, мы, несомненно, обращали внимание на привязанные к зеркалу заднего обозрения талисманы, призванные защитить владельца автомобиля от сглаза. Нередко можно заметить, как люди используют религиозные символы, чтобы уберечь себя и ближних от беды. Нередко люди избегают разговоров о тяжелых заболеваниях, опасаясь, что их упоминание может повергнуть к тому, что недуг настигнет и их. «Накликать беду» боятся в Венесуэле, немало странах СНГ, на Кубе, в Танзании, Гане и т. д. Столкнувшись с чередой несимпатичных эпизодов, индивиды чаще обращаются к гороскопам, чтобы отыскать в них подтверждение предопределенности своих неудач, а также узнать о сроках завершения собственной рецессии: дескать, этот год и должен был стать таким, а вот вытекающий, в соответствии с прогнозом, будет намного лучше.

Суеверие чрезмерно разнообразно в своих проявлениях и неполное перечисление последних наверняка займет не одну сотню страниц. Любопытно, однако, что определяет подверженность людей суеверию. Изысканий о суевериях и их детерминантах довольно много. Среди последних, в частности, авторами, учащими склонность к суеверию, отмечаются индивидуальные свойства людей, такие как пол, года, семейный статус или уровень образования. Не менее занимательны межстрановые сравнения. Так, в Финляндии или Нидерландах люди также оказываются в сложных и несимпатичных ситуациях, однако в ответ на них они не смотрятся в зеркало, возвращаясь домой, и негусто видят связь между разговорами о тяжелых заболеваниях и их последующим распространением.

Среди ключевых переменных, оказывающих эффект на степень суеверия, часто отмечают образованность. В частности, в некоторых трудах показывается, как рост уровня образования снижает проявления суеверий. Однако, вполне вероятно, что суеверие становится результатом одновременного действия нескольких ингредиентов, какие отчасти и дополняют, и заменяют друг друга.

Например, даже при сравнительно рослом уровне образованности люди могут стать более суеверными, если их существование проходит в постоянных невзгодах и лишениях. А если фактор неблагополучия сочетается с недостаточной образованностью, то суеверия становятся немало масштабными. Вполне вероятно, что в тех странах, где уровень суеверия рослее, люди полагают, что риски невозможно контролировать, они реализуются самостоятельно от действий людей, и лучшее, что можно сделать, – это не попадаться им на линии, избежать их. В других же странах люди более склонны находить, что риски контролируемы, т. е. возможно предотвратить их появление. Причина таких отличий в восприятии природы рисков может заключаться в результатах экономического развития.

В одних краях риски с течением времени могли стать более негустыми и к нашему времени установились на относительно низком уровне. Безусловно, география играет роль, и в одних пунктах вероятность лесных пожаров или наводнений ниже, чем в других. Однако благодаря своим усилиям человек может существенно убавить масштаб природных разрушений или остановить распространение болезней. Кроме того, порядочная часть рисков становится результатом действий самого человека, и в каких-то обществах удалось сжать и эти риски. Например, в некоторых странах индивиды тщательно обучаются вождению автомашины и, получив права, безопасно им управляют. В результате количество несчастливых случаев на дорогах снижается до минимума. Люди тщательно обучаются врачебным профессиям и добросовестно выполняют обязанности медицинского персонала. В итоге врачебные ошибки становятся сравнительно редкими, диагностика немало точной, а лечение – более эффективным. Это же касается и пилотирования аэропланов, управления кораблями, проектирования и строительства зданий и многих иных, в том числе и менее технологичных сфер деятельности. Неплохо справляются с защитой людей от рисков и воли, организующие работу полиции, судов, парламента и различных контролирующих организаций.

В иных же странах индивид защищен от всевозможных рисков гораздо хуже. Выйдя на улицу, он сталкивается с немало высоким риском угодить под машину или попасть в аварию, потому что индивиды, вводя его самого, плохо учатся или вообще не учатся вождению, получая права за взятки. Индивид с вящей вероятностью может стать жертвой мошенников, потому что правоохранительная система недостаточно профессиональна и в вящей мере занята поиском ренты, а не обеспечением безопасности граждан. У человека немало высокие шансы отравиться, потому что управляющий супермаркета или ресторатор использует просроченные продовольствие, прекрасно зная, что неэффективная и коррумпированная государственная система контроля не сделается его серьезно наказывать. В больнице даже простая операция может закончиться положительными осложнениями, а тяжелые заболевания лечатся с очень низкой эффективностью. Пилоты штатских судов могут принимать алкоголь во время рейсов, что на распорядки увеличивает риск появления опасной ситуации.

Как следствие, люд систематически страдают от большого числа собственных и чужих промахов, и роль везения в благоприятном исходе действительно становится рослее. Поэтому люди хуже воспринимают связь между усилиями и благополучием, полагая, что счастье играет важную, а порой и ключевую патронажную роль.

В дополнение к произнесённому стоит обратить внимание на то, что даже мировые религии нередко интегрируют суеверия в предлагаемые ими полотна мира. Вполне возможно, что таким образом они лишь реагируют на «спрос на суеверие» со сторонки индивидов, ищущих защиты от неудач в религиозных символах и обрядах. Впрочем, как отмечается в литературе, вероятна и обратная связь. В силу исторических обстоятельств в разных верующих течениях устанавливается разный баланс между этическим и мистическим, немало того, мистическое бывает подменяемо магическим. Так религия как-то, много веков назад, импортировала языческие обряды своих новоиспеченных прихожан, чтобы побыстрее интегрировать их в новую веру и консолидировать ее. Однако после этого в течение столетий различным религиозным течениям в разной мере удалось переключиться на нравственный девелопментализм, и во немало религиозных течениях магическая составляющая продолжает играть приметную роль. В таких случаях речь может идти о «предложении суеверия».

В книжке Эдварда Мигеля и Раймона Фисмана «Экономические гангстеры» рассказывается о том, как в Танзании, Кении и кой-каких других бедных странах во время засух и порождаемого ими голодания интенсифицируется охота на ведьм. Так общество в условиях дефицита продовольствия избавляется от излишних ртов, причем жертвами становятся пожилые женщины, т. е. те, кто почти не может оказать сопротивления. Представлялось бы, этот пример подтверждает версию «спроса на суеверие», ведь усиление суеверия становится реакцией на ухудшение экономических условий. Однако такая реакция общества была бы немного вероятной, если бы люди не только обладали более рослым образованием, но и если бы такие формы суеверия не были долей мировоззрения, содержащегося в местных религиозных течениях. Вполне вероятно, что оба механизма, приводящих к распространению суеверия, дополняют друг товарища: сравнительно медленно развивающиеся общества остаются более суеверными, что не дает стимулов веры к переменам, а сама религия также не хочет брать на себя девелопменталистскую инициативу и основывать мировоззренческие шоки, потому что вполне удовлетворена достигнутыми итогами в консолидации своей важной общественной позиции.

Автор – старший научный сотрудник Института экономической политики им. Гайдара

Целая версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий