В России появятся дешевые кредиты

ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ

Создать на базе ВЭБа фабрику проектного финансирования председатель правительства Дмитрий Медведев возложил в феврале – и теперь в правительство поступили предложения Минэкономразвития. «Ведомости» ознакомились с ними.

Проектное финансирование в России – в околдованном круге, сетовал министр экономического развития Максим Орешкин: «Банки сообщают, что нет проектов, поэтому мы ничего не финансируем. Компании говорят: зачем проекты подготавливать, все равновелико финансирования не получим». Разорвать круг Минэкономразвития хочет с поддержкой ВЭБа: банк будет искать интересные инвесторам проекты, входить в их капитал, чтобы поддержать привлечь длинные и дешевые деньги. Представитель министерства подтвердил, что документ послан, но комментировать его не стал.

Финансирование должно предоставляться надолго (до 15 лет) и по фиксированной ставке. Она не должна превышать сумму трех элементов: целевая инфляция в 4%, базарная оценка доходности (на базе инфляционных облигаций) и премия за кредитный риск (не рослее 350 базовых пунктов). Сейчас ставка не превысила бы 10,75%. Чтобы сделать проектное финансирование немало привлекательным, ВЭБ должен будет защитить синдикат инвесторов: компенсировать разницу между целевым индикатором и краткосрочными плавающими ставками, к образцу, денежного рынка – как вариант, через процентный своп. Если инфляция и ставки пойдут наверх, ВЭБ возьмет потери инвесторов на себя, а затем получит компенсацию из бюджета. Инвесторы не ожидают, что инфляция надолго закрепится в районе целевых 4%, потому этот риск и возьмет на себя государство, объясняет чиновник.

Это будут самые недорогие на рынке деньги, указывает советник Dentons Илья Скрипников: сейчас ставка на подобный срок – 12–15%, при проектном рефинансировании – 11,25–11,5%. На 15 лет денежки выдают редко, а на 10–12 лет – под 11–12%, говорит партнер EY Алина Забаровская. Сейчас из-за рослой стоимости финансирования остаются лишь проекты с высокой, но волатильной доходностью, а проекты, где она устойчива, но не экстремально росла, выпадают, говорит чиновник. Цель – более быстрый рост экономики за счет повышения инвестиционной активности, не прибегая к эмиссии или накоплению скрытых уронов на балансе ВЭБа, заверяет чиновник.

Представители Минфина и ВЭБа отказались от комментариев.

В долгосрочной перспективе утрат у бюджета не будет, говорит чиновник: правительство и ЦБ четко ориентируются на стабильные 4% инфляции, рисков мощного и продолжительного отклонения нет.

Исходя из доходностей облигаций с фиксированным купоном, инвесторы, покупающие инфляционные облигации, ожидают средней инфляции до 2023 г. в 4,8%, говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.

Сообразно стратегии ВЭБ направит на финансирование проектов 770 млрд руб. до 2021 г., по 110–120 млрд руб. в 2017–2018 гг. Какая тут доля – длинные деньги, не определено, но вместе с деньгами соинвесторов это будут сотни биллионов рублей, говорит федеральный чиновник: проекты должны быть в приоритетных для ВЭБа областях: инфраструктура, высокий передел, инновации, экспорт.

Доля собственных оружий инвесторов должна быть не менее 20% – остальное долговое финансирование. Если от проекта имеется положительный внешний эффект, то государство может поддержать его госгарантиями или субсидировать ставку. Основное – не повторять ошибок, когда ВЭБ кредитовал заведомо убыточные проекты, сообщает федеральный чиновник. Минэкономразвития предлагает, чтобы с 2018 г. часть ВЭБа (через долг или капитал) подобных структур не превышала 30%. Схожий принцип применен в РФПИ, объясняет чиновник. ВЭБ также сможет владеть миноритарные пакеты и через акционерные соглашения блокировать поступки, создающие риски для инвесторов. Схожий эффект в России обеспечивал ЕБРР, напоминает чиновник, – его инвестиции бывальщины гарантией качества корпоративного управления. Участие ВЭБа добавит уверенности иным кредиторам, подтверждает партнер PwC Дмитрий Ковалев.

Больше половины

52% профинансированных ВЭБом проектов – инфраструктурные, сообразно его данным. Правда, существенная часть (около 250 млрд руб.) – инвестиции в стройка объектов к Олимпиаде в Сочи

Чтобы помочь ВЭБу притягивать инвесторов различного типа, Минэкономразвития предлагает структурировать финансирование сквозь синдицированные кредиты, а денежные потоки от проекта будут поделены на транши с разным уровнем доходности и риска. Держатели транша A меньше заработают, но будут первыми в очередность на получение денег при дефолте заемщика, а держатели транша B за немало высокую ставку будут первыми нести потери. Первоначальный транш могли бы выкупить пенсионные фонды, второй – прочие инвесторы вместе в ВЭБом, следует из презентации Минэкономразвития. Любой транш сможет получать свой кредитный рейтинг, что позволит банкам снижать норму резервирования. Транши позволят снизить всеобщую долговую нагрузку проекта, улучшить его экономику и привлечь вяще инвестиций НПФ, указывает Скрипников.

Сейчас транши разрешены Штатским кодексом, но регулирование в законах недостаточно подробное и при банкротстве все кредиторские договоренности рассыпаются, сообщает федеральный чиновник: Минэкономразвития хочет подготовить поправки в законы о банках и запоздалее – о банкротстве. Сейчас при банкротстве нет гарантии, что кредиторы по траншам А получат денежки полностью и в первую очередь, признает управляющий директор Газпромбанка Павел Бруссер: у корабля может быть свое мнение. Согласно постановлению пленума Верховного корабля № 54 соглашение кредиторов не обязательно для должника, не участвовавшего в нем, добавляет менеджер иного госбанка.

Такое снижение стоимости денег и поддержка сквозь вхождение в капитал может привести к бурному росту числа инвестпроектов в инфраструктуре, оптимистичен исполнительный директор Середины развития ГЧП Максим Ткаченко. Но важно, на проекты какого размера ВЭБ будет выделять денежки, говорит Заборовская: госбанки нацелены на крупные – 2–5 млрд руб., а их немного, зато на рынке очень много хороших проектов до 1 млрд руб. Стоимость проекта, какой ВЭБ может финансировать по такому принципу, Минэкономразвития пока не установило. Сейчас на сайте ВЭБа говорится, что стоимость инвестпроектов должна превышать 2 млрд руб. Основное, чтобы ВЭБу хватило возможности кредитовать не только политически значимые проекты, а стране – средств, чтобы компенсировать возможные потери, указывает Ткаченко: «По-иному история повторится».

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий