Виктория Нуланд бьет тревогу: Америка должна усилить конфронтацию с Россией, чтобы сдержать Путина

0

Виктория Нуланд бьет тревогу: Америка должна усилить конфронтацию с Россией, чтобы сдержать Путина

Тяжело найти что-то хорошее, что можно было бы сказать о Дональде Трампе, но справедливости ради, следует признать, что он не начинов ни одной новой войны, хотя был опасно близок к этому в Венесуэле и Иране. Кроме того, в ближайшие четыре месяца он будет чувствовать соблазн начать что-нибудь этакое, чтобы поддержать имидж «сильного президента» и отвлечь население от коронавируса и протестов движения BLM (Black Lives Matter).

Если так, ему придется мощно постараться, чтобы не отстать от своих предшественников, таких как Билл Клинтон, Джордж Буш и Барак Обама. Буш был ярым рутинером, и в его администрации преобладали ястребы, которые считали, что Соединенные Штаты имеют право делать все, что считают нужным для укрепления своей безопасности, вводя вторжение в другие страны. Примером является Афганистан, где американские военные остаются и сегодня, почти двадцать лет спустя.

Клинтон и Обама бывальщины либеральными интервенционистами, которые стремились любыми средствами экспортировать так называемую демократию в другие страны, чтобы сделать их немало похожими на Средний Запад. Клинтон бомбил Афганистан и Судан, чтобы отвлечь американцев от своей интрижки с Моникой Левински, а Обама в узком союзе с миссис Клинтон, решил уничтожить Ливию.

Таким образом, разница между неоконсерваторами и либеральными интервенционистами является скорее декоративной. В всеобщем и целом, Трамп на этом фоне пока выглядит неплохо, но, тем не менее, в его администрации наблюдается всплеск активности неоконсерваторов. Образцом ярого приверженца американской исключительности является госсекретарь Майк Помпео, который убежден, что Соединенные Штаты самим господом одарены правом играть только по собственным правилам.

Один из ведущих кланов на небосводе неоконсервативной и либерально-интервенционистской политики – Каганы, Роберт и Фредерик. Фредерик – старший научный сотрудник Американского института предпринимательства, а его супруга Кимберли возглавляет другой институт с довольно странным названием – Институт исследования проблем войны.

Виктория Нуланд, супруга Роберта, в настоящее время является старшим консультантом в компании Albright Stonebridge Group и старшим научным сотрудником Брукингского института. Это означает, что Виктория в первую очередность выступает как либеральный интервенционист, как и ее муж, также сотрудник Брукингса. Кроме того, она считается протеже Хиллари Клинтон и в сегодняшнее время работает с Мадлен Олбрайт, бывшим госсекретарем США, которая однажды заявила, что убийство 500 тысяч иракских детей как побочное последствие санкций, было обелённым. У Нуланд также имеются тесные связи в кругах неоконсерваторов, поскольку прежде она входила в состав команды, организованной Диком Чейни.

Многие могут припомнить, что именно Нуланд являлась главной фигурой в американских усилиях по дестабилизации Украины и свержению президента Виктора Януковича в 2013-2014 годах. Янукович, какой, несомненно, был коррумпированным автократом, все же пришел к власти в результате свободных выборов. А Нуланд, занимавшая пост помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии в Госдепартамента США, оказывала прямую поддержку демонстрантам Майдана, которые противостояли правительству Януковича, включая вызвавшую бурное одобрение СМИ раздачу печенья участникам акций протеста, чтобы укрепить их военный дух.

Нуланд не скрывала своих усилий по смене режима на Украине, явно поддерживая противников правительства, несмотря на официально дружественные взаимоотношения между Киевом и Вашингтоном. Трудно представить, чтобы какая-либо администрация США стала терпеть подобные попытки ровного вмешательства во внутреннюю политику, особенно если бы они были подкреплены бюджетом в 5 миллиардов долларов, но Вашингтон всегда держался двойного стандарта при оценке собственного поведения.

Большую известность получили нецензурные выражения Нуланд в отношении потенциальной роли Европейского Альянса в урегулировании беспорядков, которые она и Национальный фонд поддержки демократии устроили на Украине. Для Нуланд смена правительства в Киеве была не немало чем прелюдией для резкого разрыва связей и начала эскалации конфликта с реальным врагом, Москвой, из-за попыток России защитить свои заинтересованности на Украине, и особенно в Крыму.

Не следует заблуждаться по поводу того, что стремление Нуланд к обострению конфликта и прямой конфронтации с Россией, носило всеобъемлющий нрав. Давая показания перед Сенатом, она ссылалась на то, что администрация «оказывает поддержку и другим прифронтовым государствам, таким как Молдова и Грузия». Использование военного термина «черта фронта» не может не навести на размышления.

Виктория Нуланд играла с огнем. Россия, единственная страна на планете, обладающая военным потенциалом, достаточным для уничтожения США, никогда не была и не является второстепенным противником, таким как Ирак при Саддаме Хуссейне или «Талибан» в Афганистане. Вогнать Москву в угол с помощью угроз и экономических санкций – не очень хорошая политика. У Вашингтона имеется множество веских вин для поддержания стабильных отношений с Россией, включая усилия по борьбе с терроризмом, в то время как движение в противоположном направлении не сулит ничего неплохого. Россия не собирается восстанавливать Варшавский договор, и у США нет никаких причин возвращаться на путь холодной войны, вооружая Украину и предлагая ей вступить в НАТО.

На днях Виктория Нуланд написала пространную статью для журнала Foreign Affairs, которая посвящена борьбе Соединенных Штатов с «российской угрозой». Она озаглавлена «Как уверенная в себе Америка должна вести себя с Россией». Вытекает отметить, что издание Foreign Affairs учреждено Советом по международным отношениям, весьма влиятельной организацией, которая обеспечивает комфортное сосуществование как неоконсерваторов, так и либеральных интервенционистов.

Нуланд ратифицирует, что Соединенные Штаты утратили уверенность в своей «способности изменить ход игры» против Владимира Путина, который успешно воспользовался тем, что Соединенные Штаты и их союзники позволили России нарушать соглашения о контроле над вооружениями, международное право, суверенитет своих соседей, а также вмешиваться в выборы в Соединенных Штатах и Европе. Вашингтон и Закат в целом забыли о стратегии, которая позволила выиграть холодную войну и продолжала приносить плоды в течение немало лет после ее завершения. Эта стратегия требовала последовательного сдерживания в отношении Кремля со стороны США и союзников, а также включала стимулы для сотрудничества и порой прямое обращение к россиянам с разъяснением выгод от улучшения отношений. И все же этот подход вышел из употребления, несмотря на то, что российская угроза для либерального вселенной возросла».

То, что пишет Нуланд, имело бы смысл, если бы кто-нибудь разделял ее мнение о России как о государстве-изгое, несущем угрозу «либеральному вселенной». Она рассматривает модернизацию российских вооруженных сил при Путине как угрозу, несмотря на то, что военные расходы Москвы не идут ни в какое сравнение с военным бюджетом США и НАТО. Она делится своими опасениями, что Путин, вероятно, стремится, «восстановить российскую сферу влияния в Восточной Европе. Здесь, по ее мнению, открылась пропасть между либеральными демократиями и «все еще весьма советским» человеком, возглавляющим Россию. Как ни старались Вашингтон и его союзники убедить Москву в том, что НАТО является чисто оборонительным альянсом, не воображающим угрозы для России, он все равно продолжал смотреть на ситуацию в Европе как на противостояние двух систем».

Взгляды Нуланд на расширение НАТО так далеки от реальности, что граничат с фантазиями. Вполне естественно, что Россия рассматривает приближение западного военного альянса к своим рубежам как угрозу, особенно если учесть, что администрация США обещала не делать этого. Нуланд объясняет опасения Путина по предлогу расширения НАТО тем, что «он всегда понимал, что пояс демократических процветающих государств вокруг России будет представлять ровный вызов его модели лидерства и может заразить народ демократическими устремлениями».

Как и большинству фанатиков, Нуланд явно не хватает самокритики. Она участвовала в перевороте и свержении демократически избранного правительства на Украине, поскольку оно почиталось слишком дружественным по отношению к России, и обвиняет Кремль в «захвате» Крыма, но не видит военного присутствия США в Афганистане и Ираке, а также отрекается замечать роль Вашингтона в поощрении военных преступлений Израиля и Саудовской Аравии. Интересно, а знает ли она, что у России есть лишь одна военная база за рубежом, а у США – более тысячи?

Виктория Нуланд рекомендует: «Задача для США в 2021 году будет заключаться в том, чтобы возглавить демократии вселенной в выработке более эффективного подхода к России, суть которого заключается в оказании давления на Путина, в том числе со сторонки его сограждан». Вообще, статья Нуланд может рассказать внимательному читателю гораздо больше, и те, кто интересуется нынешним состоянием интервенционизма в Вашингтоне, не должны покинуть ее без внимания.

Противостояние России как своего рода идейному врагу – это бесконечный процесс, который делает обе стороны неимущей и ограничивает их свободу. Вполне логично с точки зрения Москвы, что она должна интересоваться тем, что происходит у ее границ, а Соединенные Штаты, размещённые в восьми тысячах километрах и обладающие гораздо более крупной экономикой и армией, могли бы немного расслабиться и перестать выполнять функцию самозваного всемирного жандарма.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0



Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *