Водородное топливо: спасение или напрасная трата средств для России?

ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ

Опубликованную на днях российским правительством стратегию развития технологии производства водорода как источника энергии можно рассматривать как поворотный момент в российской энергетике. В то же время, этот документ содержит знакомое послание: по мере того, как мир постепенно движется в направлении декарбонизации, Россия не желает мириться с потерей статуса энергетической сверхдержавы. Не имея намерений ограничивать добычу нефтегазовых ресурсов, Москва хочет стать доминирующим мировым экспортером нового вида топлива – водородного.
Выражаясь более конкретно, благодаря развитию этого нового энергетического вектора Россия рассчитывает к середине столетия довести экспорт водорода до 50 миллионов тонн, тем самым добавив от 23 до 100 миллиардов в свой годовой бюджет. Впрочем, Кремль ставит еще более амбициозную цель: занять до 20 процентов формирующегося глобального рынка водорода. Хотя на бумаге эта цель выглядит вполне реалистичной, путь к новому энергетическому доминированию может оказаться для России весьма тернистым.
Некоторые  называют водород швейцарским армейским ножом в мире топлива. Он и в самом деле уникален во многих отношениях. Будучи самым распространенным на Земле элементом, он никогда не будет в дефиците. Водород способен преобразовывать один вид энергии (электрическую) в другой (химическую), хранить ее в течение долгого времени и транспортировать туда, где она необходима. Но самое замечательное в том, что при сгорании он не выделяет углекислого газа. Фактически, побочным продуктом получения энергии из водорода является только вода.
Это лишь часть причин, по которым многие из наиболее прогрессивных стран мира уже приняли свои национальные программы по развитию технологии производства водорода. Европейский союз опубликовал свою водородную стратегию в июле 2020  года. В то же время, сознавая технологические и финансовые ограничения, связанные со столь всеобъемлющим сдвигом, ЕС признает, что другие, более дешевые и доступные виды «низкоуглеродного» водорода (как отечественного, так и импортного) должны сыграть свою роль «в краткосрочной и среднесрочной перспективе».
Поскольку Евросоюз является одним из ключевых экспортных рынков для российской энергетической отрасли, потеря столь важного партнера даже не рассматривается Кремлем в качестве варианта. Хотя упомянутая выше правительственная водородная «концепция», как озаглавлен документ, провозглашает целью производство «зеленого» водорода, в краткосрочном периоде Россия даже теоретически не сможет поставлять водород с нулевым углеродным следом в Европу, прежде всего из-за незначительной доли возобновляемых источников в национальном энергетическом балансе.
В то же время, неопределенность в отношении поставок «низкоуглеродного» водорода в Европу создает окно возможностей для российского энергетического сектора, традиционно сильного в углеводородном и ядерном секторах. В частности, поскольку точное определение «низкоуглеродного» водорода еще не согласовано, потенциальная «цветовая палитра» водорода, скорее всего, не ограничится «зеленым». Она, вероятно, будет включать «голубой» (водород, производимый на основе ископаемого топлива), «фиолетовый» (полученный путем электролиза с использованием ядерной энергии) и «бирюзовый» (полученный в  результате пиролиза метана).
В то же время, чтобы извлечь максимальную выгоду из этой потенциальной возможности, России придется существенно изменить свою энергетическую отрасль. Так, для освоения «голубого» водорода «Газпрому» и «Новатэку» потребуются инвестиции в улавливание и хранение углекислого газа (УХУ). Хотя обе компании проявляют интерес к этим технологиям, в России пока не запущено ни одного крупномасштабного проекта в области УХУ. Кроме того, существует проблема доставки водорода конечным потребителям на большие расстояния.
Другая гигантская российская энергетическая компания «Росатом» заявила о намерении разрабатывать технологию производства «фиолетового» водорода. Монополист уже обнародовал амбициозные планы инвестиций. Однако, здесь также присутствует неопределенность в отношении перевозок, которая может стать камнем преткновения.
Следует отметить, что российская концепция развития индустрии водородного топлива далека от кардинального изменения правил игры в секторе. Фактически, как и многие другие аналогичные документы, она, по-видимому, носит скорее реактивный, чем активный характер. Однако, еще более важно, что эта концепция ориентирована исключительно  на экспорт, и в ней не упоминается о мерах по развитию внутреннего спроса на водород. А между тем, в связи с быстрым наращиванием «зеленого» водородного потенциала ЕС российский «низкоуглеродный» водород может в конечном итоге оказаться невостребованным.

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий