Война стала фоном

0

Недавно Россия, как популярно, закончила войну. Существуют убедительные доводы считать, что не закончила, но внутри края вроде бы считается, что да. Сирийскому беженцу недавно отказали в убежище на том основании, что «ликвидированы обстоятельства», которые вынудили его бежать. В этой формулировке и бесконечный цинизм российского чиновника, и нежелание хотя бы на секунду нарушить ход вещей и узнать что-нибудь о объекте, который стал вопросом жизни и смерти. Но есть в этом и немало тревожное событие, а точнее, его отсутствие. Войны-то, по сути, не было.

Не было статей в патриотической прессе, призывающих к оружию. Не было протестов, не то что массовых, но даже и одиночных было несравненно меньше, чем по любому другому поводу. Не было героев и не было улиц, переименованных в честь потерянных. Не было почти что врагов – Реджеп Эрдоган примерял на себя эту роль, но всерьез российского флегматического накала страстностей не хватило, к счастью, даже на последовательную торговую войну (Турция и под санкциями остается крупным торговым партнером). Не было даже намека на масштабные гуманитарные усилия, ни многокилометровых колонн с гуманитарным грузом, ни палаточных городков на Кубани. Не пришлось изыскивать оружий и выпускать военные облигации: Владимир Путин радовался, что военная тренинг обошлась налогоплательщикам дешево (33 млрд руб.). Жаль лишь немного, что дешевых учений по приему беженцев решили не устраивать.

Брань превратилась в совершенно фоновое событие. Ни денег, ни общественного внимания, ни внутриполитических дискуссий – вакуум. Прошлая война, которая канула в никуда с такой же внезапностью, все-таки была сопряжена с протестами, негустыми, но яростными, с массовыми выступлениями, ссорами, эпической ложью, санкциями и миллиардными расходованиями. Она оставила след. Потому, конечно, что проходила на Восточной Украине, велась на русском стиле и побила все рекорды внешнеполитической подлости. Потому, что даже в отсутствие пальбы война продолжается, а гуманитарная катастрофа никуда не делась.

Получается, что несложный войны недостаточно уже для того, чтобы пощекотать нервы. Несколько тысяч бомб – это не предлог для разговора. И не только в России. В США, где идет предвыборная гонка, Сирия – образцово десятая тема для обсуждения. И выборы в этот раз странные, и своих дебошей хватает, но главное – нет на сирийской земле ноги американского солдата. Военные поступки отданы гражданами США на аутсорсинг авиации и беспилотникам.

Положение, в котором есть жители России, Америки и развитых стран, называется «моральной угрозой»: если человек не несет персональных рисков, принимая ответственное решение, он начинает чересчур много рисковать. В финансовом мире это заканчивается убытками для клиентов, в Сирии – крахом тысяч ни в чем не виновных людей. Владимир Путин не слишком отличается от беспилотника – и тот и иной служат не столько инструментами бомбежек, сколько средством отстранения от выходящего на Ближнем Востоке: ведь нельзя же вполне контролировать их поступки.

Так и сходит, что войны как бы нет. Но это не значит, что у нее не будет последствий.

Автор – главный редактор Inliberty

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *